Великодержавный шовинизм великой державы

«Великая Россия» — говорите?
В словах мне этих слышится обман.
А если нет, прошу вас, назовите,
Мне полный список «невеликих стран»

Кремль намерен возродить Великодержавность. Мониторинг событий между Украиной и Россией демонстрирует незатухающую ностальгию по империи внутри кремлевских коридоров власти.

Жажда великодержавности  или «великой державы» выражена в чувствах национального превосходства в борьбе с зарубежными странами и отделяется от шовинизма только тонкой линией.

Великодержавный шовинизм и агрессивный национализм

Последние шаги России в отношении Украины показывают, как быстро и смело превращается государственная идеология великодержавности — в своего рода судьбоносный Манифест а-ля Россия.

Стратегия, которая служит великодержавной идеологии включает в себя три основных действия:

  • укреплять свои разнообразные, и политически разрозненные, этнические общности,
  • пытаться культурно ассимилировать-интегрировать периферийные регионы,
  • продвигать экспансию в постсоветские страны, влиять экономически.

Независимо от нюансов, эта концептуальная основа великодержавности есть, по своей сути, попытка воскресить своё ​​деконструктивное прошлое.

Нынешняя украинская ситуация показывает нестабильную природу всех новых независимых государств. Как Украина, они существуют в вечных рисках из-за внешних факторов, которые препятствуют этим странам  соблюдать собственные пути развития. Постоянно растёт и ширится имперский национализм.

Москва в последние годы чётко представляет большую угрозу для новых независимых государств постсоветского пространства, которые ценят свою независимость. С трудом выиграв суверенитет, они ставят независимость над всеми остальными земными ценностями.

Амбиции Москвы чреваты спорными и, по большей части, неверно истолкованными нормами международного права.  Замешательство может открыть возможности для жёстких отказов в нерушимости признанных границ.

Обновленный великодержавный шовинизм также показывает, что Россия  поймана в сети — находится между прошлой имперской славой и ностальгией Советского синдрома. Россия еще не вступила в борьбу с идеей форфейтинг.  Её славный советский диплом-имперского прошлого диктует включиться в военное состязание — так, чтобы каждая страна в мире, будь то товарищи по оружию либо противники,  опасались и, в некотором смысле, уважали Россию.

Печально, увы, резюме аналитиков,
И выводы их не добавят вам бодрости:
Казалось бы «глупость» российских политиков
Всегда на поверку окажется подлостью.