Сюрреализм из войны и веры

Мне позвонили знакомые. «У нас ЧП, Таня умерла. Ну, помнишь её, маленькая такая на блокпосту» . Я вспомнила её по ярким новостным сюжетам и видео в You Tube, где она, сияя праведным антибандеровским гневом, призывала обратиться к Путину. «Россия нас не бросит» — кажется так звучали её слова.

Таня. Ровеньки

Но больше она мне запомнилась по Дьяковскому разъезду.
На этом блокпосту я оказалась во время одного из богослужений, который в мае 2014 года проводил священник местной епархии, благословляя ополчение на защиту Ровеньков.

Россия нас не бросит

Меня тогда потрясло многое. Сюрреализм из войны и веры. Тот, кто должен нести любовь, благословлял на убийство. Люди в камуфляже, с автоматами наперевес, с бутылкой пива в руке, слушали вполуха проповедь, периодически отхлёбывая пиво из горлышка и переговариваясь по рации.

ЧИТАЙТЕ: В лабиринте заблуждений

Священник рассказывал об ужасах, нависших над православием и русским народом, о страшных фашистах, идущих на наши города из Львова, отрядах католиков-правосеков, плане госдепа по наполнению хранилищ органами православных людей.

Изредка и невпопад поддакивающие ему камуфляжные люди пили «Черниговское» и курили явно не российский «Винстон» . Из русского на этом блокпосту были казаки, куча оружия и русский флаг. Из православия — иконы и крест.

ЧИТАЙТЕ: Главный поп России

Рядом со всем этим, словно дополняя сюрр и переводя его в кич, наполняя абсурдом и безумием, на коленях среди бетонных плит, автоматов и икон, обвитых искусственными цветами, стояла дрожащая, то ли от гнева, то ли от религиозного трепета, женщина. Она смотрела на проповедника глазами полными слёз и преданности, часто крестясь и практически сливалась с землёй в коленопреклонении.

В её глазах, фигуре, жестах было столько покорности, что мне стало стыдно и страшно.

Стыдно, что я подсмотрела обнаженность молящегося человека; страшно, что от всего этого веяло нездоровым фанатизмом.

Маленькая, щупленькая, скромно одетая, Таня. Она была на всех митингах «против бандер» . С первого дня. В первых рядах. Она готовила и стирала, кормила, поила, бегала за сигаретами для «защитников» , покупая их на свои деньги. Вынесла из дома вещи, консервацию, запасы.
Она была одержима победой православия и действительно ждала Путина.

ЧИТАЙТЕ: В России Победа от слова Беда

«Россия нас не бросит» — так начинался её путь в никуда.

«Россия не имеет права нас бросить» — как-то растеряно звучало в середине пути.

«Россия придёт, надо верить и она придёт» — неестественно звенело пустотой в конце взрыхлённой траками танков дороги.

Она верила. Но…
Бандеровцы в город так и не приехали, Путин не пришёл, Россия о ней не знала: России было всё равно, есть ли «Таня» на земле. Зато пришли грабежи, казаки и голод.

ЧИТАЙТЕ: С кем воюет Россия?

Она боялась выходить из дома, чтобы не попасть под соседское «ну и где твоё обещанное счастье» , а потом всё же вышла… через балкон…

Знал ли священник, использовавший доверие прихожанки в своей игре, о смятении её души, о разочаровании, о мыслях, с которыми она ставила стул к перилам балкона? Я не знаю и не берусь судить.

Здесь у каждого своя война. Свои жертвы, свои пленные, своя стратегия. Я уже давно понимаю, что война идёт не только на поле боя и ведётся не только оружием…

Олена Степова

http://positiff.molodostivivat.ru/

«Братская» Россия — Кремль

Война! Будет война!

Меня внесли сразу в два «расстрельных» списка

Руїна — Данбаская ўтопія Палітычная Падземная

Заложники территорий

http://positiff.molodostivivat.ru/category/vremya-vperyod