Трагично-счастливая история

Стоят бабы в проулке (между улиц, стык — так мы называем) кудахчут, руки заламывают, слёзы вытирают, номера на телефонах набирают, чтобы сообщить важную новость ( у нас это на раз /два, без особой проверки) . Иду мимо, с охапкой травы уткам (ну , прям везёт мне на креатив), спрашиваю:
— Что за горе, соседи, что за шум? Почему глаза на мокром месте?

Оказывается, пришел домой сосед с работы — не сам, с напарником. Грустные, просто жуть (но выпившие изрядно). Я бы сказала «в дрободан».

Соседка орать, шуметь… А он ей:
— Эх, Галька, ничего ж ты не знаешь, горе-то какое, всех убили! Мы ж не просто пили, мы — поминали, Царство Небесное, всем жителям села Панченко! Всех убили, ну просто всех…

И скупая мужская слеза по щеке.

— Ты не ругайся — вступился за соседа его напарник: держась за вишню — убили всех, жалкооооооо. И людей, и дома — всех расстреляли. Давай, с нами это помянем.Горе у нас, понимаешь. Что ж, ты жестокая такая, тут стресс.

Тётя Галя, душа простая, стол накрыла, в магазин мотнулась. И пока мужики горе топили, растрезвонила всему проулку:
— А-а-а-а, поубивали, прям из пушки. Как дадут! Вон у мого шок, всех убили….

Вот на это действо я и попала. Выслушала и спрашиваю:
— А вам, что сегодня молоко не возили?

Бабы:
— Да как не возили, с утра было: и молоко и творог. Ванька со Светкой привозили.

— С того света, молоко, что ли? Они ж на Панченко живут, как они молоко привозили, если их убило? Если б кого убило, они б первые эти новости рассказали. Он им позвоните и спросите, кого убило.

Позвонили… телефон молочников есть у всех, они нам молоко на улицы часто возят.

Тётя Галя поменялась в лице: выломала вишнёвую ветку, пошла во двор.

Судя по крикам мужиков, у нас снова АТО проводится.

Что ж посёлок-то такой неспокойный, а?

Ну, очередную панику отменили, очередную «утку» поймали. Вот! Кому война, а кому… сами знаете…

кому война кому мать родна