Фальсификация не на пользу…

Японский исследователь Хироши Катаока исследовал, что украинская культура и фольклор значительно старше российских. Мнение «постороннего» ставит под сомнение традиционное представление о «старшинстве».

В Японии считают, что достаточно изучать русские традиции и культуру, об украинской культуре вообще не упоминают. И это, по мнению исследователя фольклористики, Хироши Катаока, который исследует восточнославянский фольклор более 13 лет, неправильно.

Не верно «ставит телегу перед лошадью»

Катаока более 10 лет исследовал русский фольклор и около трёх лет украинский. Он пришёл к выводу, что украинская традиция значительно глубже, старше и содержит черты культуры тех времён, когда евразийцы имели признаки единого народа.

Сначала Хироши Катаока учился на отделении русской филологии в Японии, потом приехал в Россию, чтобы лучше изучить язык и фольклор. Несмотря на сильное желание молодого учёного поездить по русской глубинке и послушать образцы народного творчества, в экспедицию ему так и не удалось выехать. Возможно из-за того, что творчества а-ля Лесь Подервянский культурному японцу пока были непонятны.

Через некоторое время учёбы в Москве и Санкт-Петербурге сообразительный Катаока заметил, что книги практически всех серьёзных исследователей ссылаются на украинских авторов, учёных и на сборники украинского фольклора. Так появилась идея поехать в Украину, чтобы изучить вопрос глубже.

После приезда и поступления в аспирантуру, Катаока узнал, что Костомаров, на самом деле, является украинским ученым, а не российским, что к первому изданию сборника сказок Афанасьев писал: «Жаль, что адресат пренебрёг Украинским оригинальным текстом » (указание, что эти сказки имеют украинское происхождение).

Квитка-Основьяненко, Максимович, Рудченко собирали украинские народные сказки и высылали их в фольклорные сборники, выходившие в России. Сказки переводили i считали русскими.

В 1858 вышли сказки, которые собрал Афанасьев, а в 1869-м, которые собрал Рудченко.

Хироши Катаока живёт в Киеве почти три года. Он хорошо говорит на украинском, несмотря на то, что лекции для иностранцев в Украине читают на русском.

«Я счастливый человек, — говорит господин Ока, — я встретил Лидию Францевну (Дунаевская, заведующая кафедрой фольклористики — Авт.), которая учит меня украинскому языку.

По словам Катаока, в русской культуре заметно большое влияние финских и сибирских народов. А древнерусская культура, вполне возможно, была привнесена выходцами из Украины-Руси, которые путешествовали, торговали и переселялись из Руси на север и северо-восток.

В украинском же фольклоре и культуре исследователь заметил очень интересные переклички с японской традицией. К тому же, по словам Катаока, глубинные архетипические представления и обряды, которые несут на себе эхо общей евразийской традиции, сохранились в японском фольклоре, в Ведах (древнеиндийские книги) и … в украинских обрядах и обычаях.

Одним из таких мотивов является сказка о витязе, рожденном собакой. Этот сюжет восходит ко временам тотемизма, когда люди верили, что обожаемое животное было основателем рода людей.

Одним из древнейших тотемов на территории Евразии была собака (в другой интерпретации волк или лис). Известно особое отношение кельтских племён к тотему собаки, а украинские воины-характерники считали своим покровителем волка.

В культуре славянских народов сакральность образа собаки-волка-лисы остались лишь в Украине.

 

По мнению Ката Ока, это указывает на то, что украинская культура является центром и корнем восточнославянской культуры.

Другие животные, которых уважают в Японии — это лягушка, журавль, бык, черепаха. А синтаисты имеют в доме маленький храмчик для лисы, которая (как и в восточнославянской мифологии) символизирует ум, долголетие, а также дух риса. В Азии, бог растений.

Другой признак древности украинской культуры — здесь сохранена традиция поклонения предкам. Это особенно удивительно потому, что христианская традиция строго боролась с этими языческими пережитками, подчеркивая, что Бог является единственным, а мёртвые не возвращаются к потомкам, потому что находятся после смерти в аду или раю, в зависимости от земных деяний.

Японская культура базируется на синтаизме, вере в то, что божественное разлито в природе и имеет множество своих проявлений. Можно сказать, что это своеобразный аналог язычества.

Японцы верят, что на большие праздники (Новый год, праздник Бон) души предков посещают своих потомков. В Украине  существует традиция поминовения, «прикормки», задабривания умерших на новогодние праздники, Пасху, Троицу (так называемая русалочьи воскресенья).

В фильме «Тени забытых предков» показана традиция призывать в старый Новый год на кутью души умерших.

В японской культуре также существует традиция предлагать ритуальную пищу из риса душам, которые в определенные дни приходят в дом. Одним из очень древних обычаев ритуальные убийства старых родителей.

Фальсификация не на пользу...

Сам обычай, разумеется, в традициях этих народов не сохранился, однако в сказках и в художественной литературе отчасти к этому сюжету обращаются.

Так в одной из новелл Коцюбинского, сын вывозит свою мать на санях в заснеженный лес, а в творчестве японских писателей часто встречается сюжет, когда сын отвозит своих стариков в горы. Обязательным при этом является мотив снега.

Язычники верили также в божественную силу деревьев. Отголосок этой веры до сих пор сохранился в японской традиции созерцания вишни-сакуры.

Фальсификация не на пользу...

Хироши Катаока рассказал, что основным в этом своеобразном поклонении является не эстетический аспект, а традиция почитания предков, ведь лепестки является душами умерших родственников.

Интересно, что в Украине на Подоле до сих сохранился обычай сажать вишни на кладбище. А в украинской культуре ягоды вишни символизируют кровь, а потому и род.

Фальсификация не на пользу...

Неудивительно, что вишня так часто фигурирует в украинском фольклоре и художественной литературе.

Дерево жизни считается главным символов японской культуры. Катаока был просто шокирован, когда в экспедиции в Карпатах увидел, как некоторые крестьяне над дверью, прямо на крыше привязывают ёлку. По его словам, это вера в то, что через священное Древо жизни божественная энергия сходить на дом, на семью.

Традиция очищения через огонь и воду очень древняя и характерна она не только для украинской или японской культур. Однако праздник Ивана Купала после более чем тысячелетнего существования христианства в Украине, является актуальным и сегодня, то есть имеет очень крепкие корни.

Именно в купальском ритуале больше некогда магических, а ныне традиционных обрядов связанных с водой и огнём.

В Японии женщины в день летнего солнцестояния также ходят к реке и делают подобные древние ритуалы. Похожие обряды являются разве что в Китае, но у других народов, по словам Катаока, их нет.

Также особой как в Японии, так и в Украине была символика порога. Оказывается, что этот якобы современный обычай, когда только женатый мужчина заносит свою невесту жену в дом, переносит через порог, содержит глубокую символику.

Порог является пределом, символическим местом.

Когда-то в Японии и Иране, в свадебной церемонии существовал обычай зажигать огонь на пороге, через который невеста должна перепрыгнуть. Порог считался местом, близким к домовому. А женщины в древней Украине и Японии хоронили под порогом ребёнка, если он рождался мертвым. Также в Японии сохранилась традиция осыпать молодых на свадьбе и покойника во время похорон зерном (у нас пшеницей, в Японии — рисом).

На то, что между Русью и Японией были какие-то исторические связи, указывает также поверье, что прежде, в древние времена, в японскую провинцию Хокайдо переселилась группа украинцев. Как доказательство этой версии, Ката Ока говорит, что костюм невесты в этой провинции является практически копией галицкого костюма невесты.

Фальсификация не на пользу...

Интересно, что несколько столетий между Японией и Китаем шла война за скифских лошадей, поэтому какие-то влияния праукраинской культуры осуществлялись и на японскую культуру.

В Украине Японию считают патриархальною страной, в которой люди в значительной степени сумели сохранить свои традиции. Однако Ката Ока лишь грустно вздыхает в ответ на этот вопрос. Он считает, что традиции в Украине сохранились лучше, что у нас чаще можно увидеть человека, одетого в традиционную народную одежду, тогда как в Японии кимоно стоит очень дорого, его одевают только на традиционные праздники и передают своим детям в наследство.

Ката Ока беспокоит, что Японию в мире часто считают некой «собачкой Америки» и японцы очень легко перенимают европейские обычаи. Оказывается, в Японии могут венчаться в католическом храме, периодически посещать буддийский, а ребёнка вообще не приобщать к определенной религии. Он определится сам, «кем быть», когда подрастёт.

По мнению Ката Ока, сейчас и Япония, и Украина пытаются найти своё место в мире. И ответ на этот гиперважный вопрос надо искать не в современной геополитике, политических «раскладах» или экономико-энергетической конъюнктуре. Японец искренне заинтересовался Украиной, убеждён, что только прошлое может дать ответы на то, каким будет будущее страны .

Украина — территория гениальности

Украина и Россия — это две разные вселенные

Украина распрощалась с «валенками Чапаева»