Огугленые пособники америкосов

День инквизиции

В жару, взмыленная, лохматая, потому что в АТОшных безводных условиях, ты ещё и женщина-водовоз: вожу домой родниковую. Вопрос застаёт врасплох: «Ма, вот если мы кота насильно в сарае на ночь закрыли, то — это незаконное лишение свободы? А он там мышь поймал, то есть, получил материальное вознаграждение, как это можно квалифицировать?» — дочь загоняет меня в правовой тупик.
Жара, автобус. Маршрут: «город-посёлок» . Пол автобуса «люди-сумки-вода» ; пол автобуса «люди-сумки-помидоры» . Разговоры уже жизнерадостные: стрелять перестали; правда, ещё танки, гоняют по городу ночью, и занимаются стритрейсингом под автоматные очереди, что несколько портит настроение.

Елена Степная Я Вас тоже люблю!

Но, всё равно, основной темой являются уже не артобстрелы, а зарплата, вернее, её отсутствие в банкоматах города. Я разговариваю со знакомой, объясняю ей, как можно снять деньги в соседнем городе Гуково (РФ) . К разговору присоединяются посельчане: мол, давай громче, записываем, всем интересно.

Получается, автобус-консультант. Все делятся вариантами обезденижевания соседнего государства методом снимания зарплаты. Кто-то слышал, кто-то уже ездил, кто-то просит пояснить, заинтересованно записывая на мятой пачке сигарет.

Соседка спасает:
— Ой, да у многих же интернет есть. Да зайдить, там же телефоны банковские. Шо вы её турсучите? Она, он, еле ти бутылки тягне. Мы дома всё нашли, подзвонили, они там всё рассказывают, хто, мол, куда едите, шо снимать, услуги какие окажут. Всё вежливо. Чё человеку мозги морочить?

Мужчина, средних лет, шахтёр:
— А если я не знаю, как, и сына дома нет, ну объясните, блин, девоньки, последняя пачка сигарет осталась. Шо там, в интернете тыкать надо?

Ну, я объясняю, там «гугл», «поиск»… И резкий крик с заднего сидения:
— Вы, чё, идиоты? Она у вас всё узнает и деньги снимет сама. Вы щас введёте в этот гугл, а она всё о вас узнает — и нет зарплаты.

Ну, посельчане меня знают, вступились: мол, ты это, наших не трожь, а «гугл», так он, всем в помощь.

пособники америкосов

Орущее создание лет 35-ти , не унимается, орёт, истерично визжа, мол, какой, нахрен, «гугл», это всё американцы, придумали: это они всё так о нас узнают, и через «гугл» зомбируют, и деньги отбирают, а я, видать, их шпиён.

Завязалась перепалка между крашено-блондинистой и озадачено — беззарплатными. Я молчу. Мало ли что. Меня уже итак раз чуть  не отвезли.

Автобус всё больше напоминает улей. Все орут. И тут, как апогей, как верхняя нота амбре, как верх оватинизма:
— Что вы мне втираете? Дебилы! Интернета – НЕТ! Есть только «Одноклассники» и «ВКонтанкте». Всё остальное — от американцев, чтобы данные воровать. Все эти «гуглы» — поддельные. А в «Одноклассниках» банков нет, новостей нет — я искала. Но есть порядошные люди, а не то, что вы «пи.пи.пи» (вежливый, литературный перевод звучащего «пи» — тупые, необразованные пособники американцев).

Автобус-улей задумчиво притих.

Не, ну мы посёлок! Не городские, конечно, ну шо б уж совсем так плохо!

Стали присматриваться: Кто, такая одаренная? С какой улицы?

Женщина лет 65-ти, рядом, задумчиво:
— Ты чё, из совсем села, шоль? Или из безработных? А я по чём с сестрой из Курска разговариваю? Скайп, тоже в Интернете. Хорашая вещчь.

Автобус в порыве обучающего информационно-обменного настроя, начал на перебой рассказывать о прелестях Интернета, мол, хошь нагугли себе пироженное, хошь, мужика наяндексь, а хошь, в банке платежи, а хошь, новости, а хошь билеты там, на поезд. Мол, мы ж посёлок, но не село, какое-то, об Интернете знаем.

А зря! Увидев столько в автобусе огугленых пособников американцев, миловидное 35-летнее, накрыв присутствующих несусветной интеллигентной бранью портового грузчика, покинуло вражеский транспорт.

день инквизиции

Минуты через три, задние ряды автобуса — парнишка:
— Офигеть! Крутяк! Во темень, а!
Второй (видать друзья) доставая из под футболки ipad:
— Ага! Я думал, щас у меня ipad увидит и на костёр потянет. Инквизиция, бля! Реальная темень! А прикинь, если бы мы на инглыш говорили? Щас бы в ополчении показания давали бы!

— Не, ну адреналин, реально, блин, это круче, чем… Это, блин вообще круто, а давай завтра в автобусе на инглыш шпаранем? — прикинь, реакция местных будет!

Мужчина, поворачиваясь:
— Я те шпарану, америкосы доморощенные! Видишь, тяжко у нас? Не все еще огуглились.

Посмеялись, но пацанам внушение на всякий случай сделали. Тяжко  у нас образованным и огугленым.

Бутылки с водой домой дотащил попутчик-сосед за полную информацию « о куды тыкать».

**** Из творчества вытягивается озадаченное:
— Ма, а если суд работать не будет, это, что, правосудие будет по- старому проводиться? —  вопрошает младшее жизнелюбие.

— Что ты имеешь ввиду, по-старому? — не понимаю я.
— Ну, это пытки, электрический стул, на костре палить — отвечает задумчиво, но со знанием дела. — Ма, а существует международная инквизиция, можно ли её к Путину применить?

…Чувствую, денёк задался. Прям Международный День Инквизиции в городе!

Медленно выходя из транса, отбираю у воодушевленной задумчивости «Историю инквизиции» и «Комментирии к УК Украины» .
Если у вас дома скучающее жизнелюбие, утяжелённое любознательностью, советую ограничивать доступ к познаниям. Тупик — это не то место, где цельный день должны находиться родители.

Олена Степова

Силовой прием против силового приема

Над кем смеются Искандеры?

За бордюр! В Украину!