Глядя в лицо

Поднос не просто рухнул на пол. Он упал, и разлетелись тарелки, и та еда, что была в них. Я в сердцах обматерил его про себя. 

Он так не вовремя подвернулся мне на моём пути, а я так неловко наскочил на него.

Он замер и растерянно смотрел на разбросанную по полу еду. Я не собирался ему помогать, а показал рукой женщине за стойкой, чтобы она вышла и убрала в зале. У меня на брюках было мокрое пятно. Он тоже был весь обрызган. Мне это было крайне не приятно. Я был зол.

Мужчина, на которого я налетел, был тощим стариком. Пиджак и брюки болтались на нём. Я достал из кармана купюру, которая могла возместить ему стоимость его обеда, и сунул ему в руку. И в эту минуту я заметил на его лице улыбку. Он улыбнулся мне: «Спасибо» .

Меня поразила эта улыбка. Лицо было изношенным, а улыбка прекрасной, она была какой-то детской, открытой. Она совершенно его преобразила. И это удивило меня.

Я быстро отошёл от него, взял свой заказ и сел за столик рядом со своим коллегой.

Я работал в крупной телекомпании и всегда обедал в этой столовой. Украдкой я продолжал наблюдать за стариком. У него был древний скучный костюм. Он сидел в дальнем углу зала, что-то читал и что-то записывал в блокнот.

***

Спустя несколько дней, мы сидели с Максом за столом и что-то оживленно обсуждали. И в это время к нашему столику подошёл тот самый старик, и спросил, может ли он сесть. Я сказал, что столик занят, и продолжал есть. Он извинился, и со своим подносом пошёл дальше, вглубь зала.

«Немного грубо, старина!» — заметил мне Макс.

«Я имею право выбирать, с кем мне есть» — ответил я Максу.

«Да нет проблем» — пожал плечами Макс.

«Ладно, Макс. У меня большая загрузка во второй половине дня. Я побежал» .

Позже мы встретились с Максом в курилке, и он мне сказал:
«А знаешь, интересный мужик этот Sub-редактор, во всех странах мира побывал. Тобой интересовался, спрашивал твоё имя. У него насчёт тебя какие-то фантазии».

«Какие у него могут быть фантазии? Он старый» .

«Достаточно старый, чтобы быть твоим отцом» .

Эта фраза Макса, «Достаточно старый, чтобы быть твоим отцом» , почему-то засела у меня в голове.

***

Через неделю. Я сел в лифт, чтобы подняться на свой этаж. Он был уже внутри. Он поздоровался со мной, и я должен был ответить. Но я не улыбаюсь. Мы вдвоём одни и это раздражает меня. Я уже подумываю о том, чтобы выйти на следующем этаже и пойти пешком вверх по лестнице. Зачем он смотрит на меня? Эти минуты мне кажутся вечностью.

«Ну, я полагаю, нам необходимо нажать на кнопку, или мы будем стоять здесь весь день, не правда ли?»

О, чёрт! Действительно. Я не нажал на кнопку лифта. Я чувствовал себя идиотом. В следующую секунду мы одновременно поднесли руку, нажимая на кнопку лифта, и снова столкнулись.

У меня из рук выпала книга, которую я держал. Мы одновременно наклонились, чтобы поднять упавшую книгу и стукнулись лбами.

Это всё было чрезвычайно глупо. Мне ничего не оставалось, как улыбнуться ему. Он тоже улыбался мне. И его улыбка снова поразила меня. Улыбались его голубые глаза. Сеть морщинок вокруг глаз и седые волосы совсем не соответствовали его ясным голубым глазам и детской улыбке.

В это время лифт дёрнулся и остановился на нужном мне этаже. Я облегченно вздохнул и быстро покинул лифт.

***

На следующий день мы с Максом в столовой за одним столом. В зал входит старик и сканирует взглядом пространство. Он берёт свой поднос с обедом и направляется к нашему столику. Он кладёт передо мной фотографию, где я снялся во время моей поездки по Австралии.

«Вот, это выпало вчера из вашей книги, когда она упала. Вы оставили её в лифте». Его пальцы были длинными, а ногти ухоженными.

«Вы были в Австралии? Позволите мне сесть за ваш столик?» Его голос был мягким.

Я кивнул. К тому же все столики в зале были в этот раз заняты.

«Так вы были там?»
«Где?» — ошеломленно спросил я.
«В Австралии. В Новой Зеландии» .
«Да. Я делал там серию репортажей» .

С того дня Sub-редактор часто обедал за нашим столиком. Он оказался интересным собеседником. Он рассказывал о себе, нам задавал вопросы. Мы многое обсуждали. У нас обнаружились общие интересы. Мы оба оказались страстными книголюбами. Я узнал, что он был женат уже несколько раз, но всё ещё влюблен в свою первую девушку.

***

Однажды, старик пригласил меня к себе.
Он готовил для нас обед. А я в это время перебирал книги его домашней библиотеки.

Я взял с полки одну из книг и увлёкся чтением.

«Странно, что вы любите читать книги. Новое поколение книг почти не читает» — прозвучал с кухни голос старика.

«Книги — мои друзья. Я не хотел бы остаться без книг» — откликнулся я на его голос.

«Это звучит так одиноко. Вы одинокий человек?»

Я пожал плечами. «Не совсем».

«Не совсем? Это что значит?»

«Я разборчив в своих друзьях, и у меня их не очень много» .

«Я слушаю-слушаю. Рассказывайте» — поддерживает на расстоянии старик нашу беседу.

«Моё детство было… Как бы это сказать… Моя мама любила переезжать с места на место и нигде не пускала корни. Я ненавидел эти переезды. И книги были единственной постоянной вещью для меня» .

«Чёрт возьми, как мне это знакомо». Старик вкатил тележку с угощением и указал мне на кресло, куда предлагалось мне сесть.

«У меня были очень академические родители. Они любили меня, но всё время были заняты. Книги заменили мне друзей и родителей» .

«Значит, вы тоже одинокий» — сказал я.

Моя дружба со стариком всё время росла. Я вспомнил, что когда-то он мне сказал, что я ему кого-то напоминаю. Может быть, мою мать? Если это так, то он мог бы быть моим отцом.

Она никогда не говорила мне о человеке, который был моим отцом. «Он был умный» . Это всё, что она говорила мне.

***

«Почему ты не вышла за него замуж?»

«Почему я не вышла за него замуж? Я не могла выйти за него замуж. Это был не тот тип мужчины, за которого я хотела выйти замуж. Я его не подпускала на пушечный выстрел, когда узнала, что беременна от него»

«А как он выглядит, мама?»

«Господи, оставь свои вопросы, ребёнок. Спать.»

Она видела моё разочарование, и сказала, что напишет для меня записку, положит её в конверт. И, когда она умрёт, я смогу узнать после её смерти, кто мой отец. Я был счастлив.

На мокром шоссе, её автомобиль потерял управление, она попала в аварию и скончалась на месте. Мне было тогда двадцать три года, я был вполне самостоятельным. Но, я перебрал все вещи в доме, а конверта с запиской так и не нашел.

После смерти матери я так и не узнал, кто был мой отец. Я чувствовал себя так, как будто плыву по морю без горизонта. Я чувствовал себя ребёнком.

***

«Я встретил её, когда она была студенткой» , сказал он.

«И ты тоже был студентом?»

«Ах, боже мой, нет. Именно это привлекло меня к ней. Она была такая юная. И мы были … такие разные» .

«Ну» , — сказал я.

«Она забеременела. Я был очень счастлив, когда она сказала мне об этом. Но она не хотела моей помощи. Думал, что она передумает. Но, беременность не сблизила нас, а разлучила. Хотя, когда я попытался подойти к ней, она сказала мне, чтобы я оставил её в покое. Мне было очень больно, но я принял её отказ. Спустя несколько месяцев, я устроился на работу, зарплата была ужасно маленькой, но я надеялся, что всё однажды повернется к лучшему» .

«А что было дальше?» — спросил я.

«Она уехала и не оставила адрес» .

«Таким образом, вы никогда не узнали, был ли это мальчик или девочка…»

«Почему же не узнал? Узнал. Я ведь высчитал приблизительную дату её родов и отправился в роддом узнать о рождении ребёнка. Это была дочь».

«Как дочь? Не может быть! У вас родился сын!»

Я чувствовал себя раздавленным грузовиком. Глядя в лицо правде, иногда жалеешь об этом.

«Вы думали, что я … ваш отец?»

«Мы … мы любим одно и то же. Книги… Мы оба высокого роста. Мы похожи» .

«Безусловно, у нас есть что-то общее, но я не твой отец». Он посмотрел на меня.

«Мне очень жаль вас разочаровывать. Мы не связаны кровными узами, но мы можем быть чем-то ещё».

«Что?»

«Разве вы не думали об этом?»

«Друзьями?»

«Да. Мы можем быть друзьями».

Эта фраза заставила меня рассмеяться.
Он тоже рассмеялся в ответ.
Мы смотрели друг другу глядя в лицо и улыбались.

Как стать успешным и некоторые нюансы такого успеха