Что в оккупации сложнее всего?

Реалии жизни в оккупации

Видели когда-нибудь как мышь изображает из себя бегемота? Как мышь одета в зелёную робу. Ну, то есть в камуфляж.

Эта мышь по имени «Никто» может лишить тебя жизни, может сломать твою судьбу, может расстрелять тебя по-пьяни и списать всё на наемников из Гваделупы. И ты не в силах ничего противопоставить автомату. Этот автомат в руках того, кто «я» пишет двумя буквами «йа».

Страшно ли при обстрелах? Страшно. Но страшны не громкие звуки залпов и не вид танков-гаубиц-рсзо-миномётов. Самое сложное принять морально то, что сидя у себя в квартире, ты уже ничего не решаешь. Вообще.

Когда ты слышишь как летит снаряд у тебя над головой, никакими молитвами нельзя изменить траекторию полёта. На Донбассе бога нет. Бог не допустил бы такой бардак. Это я как очевидец православного ада утверждаю.

Если по нам прилетит, то хай сразу убьёт, лишь бы овощем не остаться.  Ты можешь быть крутым мачо, супермастером карате, блатным, йогом, буддистом, каскадером, человеком со связями, кем угодно —  снаряду плевать. Для снаряда ты человек, который ничего не может изменить. Твою судьбу при обстрелах контролирует кто-то другой — не ты. Кто-то другой решает за тебя: жить тебе или нет.

Спокойно пить на кухне чай, когда идёт обстрел и мысленно просить кого-то там, наверху, что если прилетит в твой дом, пусть смерть будет быстрой — это реалии русского мира. Это ломает изнутри, выкашивает. Но ты — песчинка, статистика.

Трудно понять как за 2 года могли так измениться люди.  Не люди. Ты знал человека почти всю жизнь — он твой бывший одноклассник, сосед, брат. Вы вместе ходили в школу, на рыбалку, на футбол… Теперь это твой враг, который тебя с радостью убьёт, сдаст  духовному нквд и не пожалеет об этом.

Трудно понять логику ваты, которая всю жизнь разговаривала на русском в Донецке или Луганске, но вдруг решила, что её притесняли. При разговоре с такими особями, чувствуешь себя персонажем нескончаемого фильма ужасов про зомби. Нет желания иметь с этими особями ничего общего. Вообще. Никогда.

Страшно, когда рушатся семьи и судьбы людей. И ты знаешь, что за кулисами стоит ху*ло, знаешь что именно с его подачи не заканчивается война, знаешь, что спонсирует наёмников  и платит им зарплату именно он, знаешь что по его приказу боекомплект у орков не заканчивается. Но ты песчинка, статистика. Ты ничего не можешь изменить. И это самое противное, что есть в оккупации.

Сложно слушать бред про Правый Сектор и сказки про ужоссы Хунты. Хочется вылить ведро воды на зомби и ожидать, что он очнётся. Но зомби не излечивается, он кайфует от того, что он зомби. Это русский мир, детка! Здесь законы логики не работают.

А ещё, зомби зомбируют детей,  ломают им психику, лишают детей будущего. И это всё ради больных фантазий того мыша, который таскал чумаданы за Собчаком. Ты понимаешь? Этих детей нужно было спасать ещё вчера, пока они не превратились в зомби, рыскающих в поисках американцев в полях Донбасса.

Тебя в этом аду спасают только единомышленники. Те, которые не поддались пропаганде и никогда не поверят в ересь соловьевых и пресс-титуток. С ними ты выдыхаешь морально, они понимают тебя с полуслова. Они такие же как ты, адекватные, светлые. Они не сдадут тебя за тушёнку или сгущёнку православным садистам.

Именно за этих людей стОит бороться. Они верят и ждут. Ждут своих, Наших парней. Они хотят рассчитаться с долгами за годы оккупации. Они знают имена и фамилии должников. Именно за этих Людей идёт война. Не за донецких, а за Дончан [донецкие бывают разве телевизоры], не за луганских, а за Луганчан. Они — Украинцы до мозга костей. Они работают на победу каждый день. Не верите? Спросите у военных.

Фашик Донецкий

На 50 оттенков духовнее

О доносах в Донецке — про бабку-писательницу

Жизнь на асвабажденных от цивилизации территориях

http://positiff.molodostivivat.ru/

http://positiff.molodostivivat.ru/category/letopis

Хунта вещает: суровые будни Донецка