Гиви и Хули, або Контрольное зачеловечивание

Послушай, ты что-то путаешь. Убили не Гимли, а Фили и Кили. Эти гномы совсем из другого фильма.

Гимли же сегодня живее всех живых — оформил себе эльфийское гражданство и свалил в Эрец-Валинор последним самолётом.

Это я тут под капельницей валяюсь, а он там, небось, в гольф играет, бриллиантом размером с грейпфрут.

— Да причём здесь Гимли!- заорали с той стороны МТС
— Гиви! Гиви убили! Гном — это предыдущий был, который бородой в лифте застрял насмерть, а этот — Гиви! Михаил Сергеевич!

— Как, Михаил Сергеевич?- потрясённо спросил я. — Вот жалко старикана, такую страну просрал, а себя не уберёг!

— Иди ты накуй, Дебил — сказали мне с той стороны — Скажи врачу, чтобы он тебе ноотропила побольше в капельницу зарядил.
И бросили трубку. Пришлось гуглить этих сказочных персонажей самостоятельно.

Война — сложный и многомерныый вид социальной деятельности. Как-то однозначно классифицировать её невозможно. Только профильно, в отдельно взятом аспекте. Например — оборонительная/агрессивная, маневренная/позиционная, сухопутная/морская…

Ничто не ново под Луной. Модные теперечка гибридные войны велись ещё при Югурте и Спартаке, «ихтамнетами» успешно торговали почти все германские государства. Базовым делением мы можем считать только различение войн по типу ведущихся, ради изменения статус-кво / на полное уничтожение противника. Желает ли твоё племя отъесть кусок деляны у соседей, забрать их в рабство? Или сделать так, чтобы от них следа не осталось? Отсюда уже подбираются методы ведения войны.

Вот Семилетняя война, например. После того, как Пруссия насовала австриякам полну жопу огурцов и отобрала Силезию, чуть ли не удвоившись по населению и территориям, в Европе решили, что ещё одно сверхгосударство им в пень не впёрлось, и решили пруссаков дисциплинировать — то есть восстановить статус-кво, существовавший до того, как прусский Фридрих начал лупить всех в хвост и в гриву.

В это дело радостно влезла Россия, умудрившаяся даже на четыре дня захватить Берлин (манечка какая-то — по любому поводу захватывать Берлин, хотя по уму надо было бы захватывать Потсдам, и не на четыре дня, до подхода рассвирепевших гансов, а насовсем). Берлинцы сдались, чтобы не портить городской парк обстрелами из пушек, совершенно точно зная, что терпеть гостей с гармошками больше недели им не придётся.

Но, в целом, никто не собирался разрушать Пруссию, водружать флаг над Рейхстагом и обращать Дрезден в щебень. А Старый Фриц и Елизавета Петровна вели переписку в стиле «Царственная моя сестрица, уж не заебало ли вас гонять своих солдатиков по моему болоту? Может, свидимся в баньке, да с чайком, да с баранками? Кстати, мой ход в ответ на ваш: Конь е5 на g6, шах и «вилка» на ладью. Жду Вашего ответа, Сударыня»

Свирепые гансы тогда, кстати, накидали всем по шапкам, перекатили статус-кво на новое место, прибили его к полу гвоздями, сказали что так и было, и зажили все по прежнему, только Австрия плакала. Никто не собирался Париж, Вену и Санкт-Петербург жечь, тем более шото над ними водружать.

А вот другая война, вернее целых три — и все пунические. Это когда Катон Старший в ответ на любое «апчхи!» вместе «будьте здоровы» сообщал, что Карфаген должен быть разрушен. Просто средиземноморская торговая деляна была такова, что пополам никак не делилась, а учитывая происхождение карфагенян от жыдов (поинтересуйтесь, каким образом царица Дидона выкупила у местных лохов территорию под застройку Карфагена — история очень поучительная даже для одесситов) — торговаться с ними по вопросам статус-кво было ещё опаснее, чем воевать.

В итоге Карфаген с третьего раза спилили вообще до комля, милостиво разрешив выжившим построить себе другой Карфаген, но не ближе десяти километров от моря. На шо местные олигархи сказали «та тю на вас с вашим Карфагеном-в-Жопе» и гордо удалились в различные изгнания от Испании до Бердичева.

Разница понятна? Постфактум — конечно, да (хотя и не без споров узких специалистов). Но вот сразу, пока всё ещё не произошло, и в учебники не записано, разница ясна не всем. Народишко надо постоянно убеждать, что война последняя, окончательная и уж непременно священная — иначе никто в военкоматы помирать из-за непонятного «статус-кво» не пойдёт, а времена, когда войны вытаскивались одними регулярами на зарплате, без мобилизаций, уже закончились. Власть же постоянно тасует в голове расклады как ловчее спрыгнуть с кукана, если ситуация обернётся не в ту сторону, и уж точно «в последний смертный бой» никоим образом идти не собирается.

Тут придётся рассказать ещё об одной войне. А конкретно о той части Второй Мировой, которую внукипросралы-дидовоевалов называют Великой Отечественной. Началась она, как и предыдущая мировая, с целью перекатить булыжник статус-кво на новое место. Кому-то показалось, что кто-то слишком дохуя имеет; кому-то, что кто-то слишком дохуя хочет, и хорошо бы всё переиграть заново.

Народам объявили, что эта война последняя и священная, так что в этот раз надо особенно постараться. Болгарские посольства традиционно приготовились организовывать неформальные пати для послов воюющих сторон (это вообще их национальный бизнес). Потом Германия и Великобритания перешли к делу, пока остальные с интересом присматривались, а потом «нам объявили-Киев бомбили» и понеслось.

Однако, элиты не учли многократно возросший фактор воздействия СМИ, истеризацию населения с помощью «башен противобаллистической обороны» и уровень потерь, возросший даже со времен ПМВ, особенно среди гражданских. Так что просто потолкаться рогами и разойтись, перечертив сопредельные и колониальные границы, не получилось. Война сама собой как-то пошла исключительно на уничтожение, причём по инициативе снизу.

Хотя немцы собирались только вынести советскую власть за линию «А»-«А», и пусть там сидят себе на жопе ровно, развивают берестяную промышленность, совершенствуются в гжели и палехе и читают при свечках «Капитал» Маркса. А Сталина вполне бы устроила Унтер-ден-Линден, ухоженная, краснознамённая, и с гипсовыми пионерами вдоль променада. А из Рейстага можно вполне сделать какой-нибудь Фолькстаг, главное — бронзового Ленина на крышу присобачить.

Это если дела оптимально пойдут. А не пойдут — так разойдёмся по исходным позициям, с учётом набранных очков. Шо, в первый раз Польшу с немцами делить, что ли?

Однако уже к концу осени стало понятно, шо творится не война, а якась хуйня. Безусловно, немцы молотили РККА шо подушку выбивалкой: присутствовали дезорганизация, паника, развал командования, миллионы пленных и просто ничейных распиздяев, бредущих по дорогам. А германские танковые клинья всё глубже вбивались в жопу Страны Советов — это само по себе. Но сохранялись узлы управления, как точки кристаллизации новых структур на местах: отступающие брели не по своим хатам, а в сторону локаций сбора и переформирования (Покрышкин вон на себе целый самолёт ЛаГГ из отступления по фронтовым дорогам выкатил!); выполнялся мобилизационный план, а юные пионерки дежурили на крышах с клещами и песком, чтобы тушить зажигательные, как рейв-вечеринки, бомбы.

В общем, усатый смекнул, что дела идут если и плохо, то не по польскому варианту, где паны-офицеры тикали, прихватив полковую кассу, пока жовнежи копали окопы для лошадей, а правительство, еще не сдав столицу и не проиграв войну, уже съебалось через Румынию в Лондон. То есть, мясом, в принципе, немца забросать можно — главное успеть это мясо собрать, мотивировать и подвезти, а там ещё посмотрим — где это статус-кво окажется. Главное, что есть чем торговаться.

Я, конечно, после удара головой о штурвал батискабля «Садко» при столкновении субмарины с авианедоразумением «Адмирал Кузнецов» уже не так хорошо читаю чужие мысли (да и раньше особо читать не умел, больше выябывался), но что-то мне говорит, что предложи Фьюрер Сталину до московского отката хорошие условия, то он зубами поскрипел бы, побурчал бы в усы «ну, мы вам это ещё припомним», поторговался, прибил дисконт на то что «мы воевали всё-таки, а не разбежались как эти ваши рыдзы», и таки согласился бы — при условии что с англичанами неизбежный конфликт будет демпфировать кто-то посерьёзней болгарских послов.

Но потом всё как-то на время наладилось, торговаться с Фьюрером перехотелось. Только летом 1942, после Харьковской нелепы, Вошьдь отвесил себе такой фейспалм, что чуть не проглотил трубку. Потому что немцы повели себя как распоследние немцы — взяли да и уебали. И потом, после Сталинграда, уже ни о какой статусной войне речи идти не могло. Озверение народа достигло такого накала, что власть утратила возможность самостоятельно определять «точку выхода» из ситуации без риска для собственной шкуры.

Это уже во время Перестройки, во время неизбежного оценочного отката, из Усатого сделали неуязвимого и всемогущего тирана, убивавшего одним взглядом любого члена Политбюро, на выбор, как только Берия с Абакумовым вилами поднимали ему веки. А на деле там всё было сложно, шо при том Калигуле — и внутрипартийная грызня, и системы сдержек и противовесов, и даже «красных бонапартов» влекли в подвалы Лубянки не два мордатых сержанта, выдернув из трамвая, а сначала вежливо приглашали маршалов на совещание с чаепитием. Потому что в Москву они приезжали на личных бронепоездах да с такой охраной — что не факт, что хватило бы всего московского гарнизона, чтобы запаковать и препроводить «дорогого гостя».

Так что сам Коба ежился холодными осенними ночами 1942 года под одеялом, во френче и в сапогах, и гадал: кто первым постучится в дверь — вестовой со стаканом чая на подносе или полтора десятка мутных от бессонницы маршалов и генералов с маузерами: «Именем Союза Советских Социалистических…» И матюкал себя: «Какого хуя я, маймуна веришвило, не договорился с Адольфом ещё весной? Разошлись бы по вистам как-нибудь… не первый раз. На кой чорт мне тот Смоленск, я даже не был там ни разу»

У немцев творилось примерно то же самое. И если об операции «Валькирия» и полковнике Штауффенберге, благодаря Голливуду, наслышаны почти все, то поинтересуйтесь, чем занимался в Четвёртом отделе РСХА некий чемпион Берлина по теннису, талантливо сыгранный на экране артистом Вячеславом Тихоновым. Да примерно тем же, только наоборот — мешал немцам перевести войну с англичанами из священной в техническую.

Но дело в том, что лидеры обеих стран уже настолько обросли аурой, харизмой и прочим идеологическим известняком, что без смены державного бренда Германия-СССР были просто обречены вести единственную войну — на уничтожение. Апчхи — Карфаген должен быть разрушен — Будьте здоровы.

Бренды, два усатых мудака, менять себя на что-либо другое не хотели. Да и не могли уже. Благодаря заюзанным ими же медийным технологиям, именно для элит статусные войны по переустройству мира превратились в безусловные войны на выживание. Диктаторы были вынуждены брендировать собой свои государственные машины, как знасок мерседеса. «Опыт истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское остаётся». Но вот Гитлера за яйца мы повесим точно, без вариантов.

Ну и шо вы будете делать на месте Фьюрера? Куда пойдёте конём?

Я не знаю как у вас, а у нас в лаборатории, перед тем как детонировать что-то значительное, не менее килотонны, то сначала проводят моделирование на макете меньшего размера и смотрят — что получится?

А что получится, если заебашить всех этих донецких и луганских неприятных гномов, прямо в лифтах и кабинетах, заменив точно такими же по сути пидарасами. Только принципиально поменяв им форм-фактор кузова, увеличив комфорт салона, втиснув кресла для детей и пенсионерок, повысив экономию топлива и соблюдая экологические требования? Станет это говно лучше продаваться, при том же двигателе и качестве сборки?

Если «герои народных республик» не будут злобно щерить коричневые зубы в рыжие бороды, постоянно поправляя наползающую на глаза каску-сыроежку, и обещать дойти до Киева за два дня, чтобы перевешать там всех бендеровцев, ростом выше тележной чеки. А с ласковой улыбкой начнут увещевать сограждан забыть прошлое, наказать виновных и обнять невинных. Ну кого вам ещё расстрелять, дорогая хунта, чтобы ты на нас обижаться перестала? Вон того хотите? А этого? Именно расстрелять, или может, повесить? Да хоть всех сразу четвертовать, у нас таких, если надо, целый Екатеринбург с Горловкой. Этих не знаем куда девать!

Смешно, да? Ещё смешнее будет, когда вам Новые Люди с мягкой укоризной скажут, что если бы киевская власть сопли не жевала, а начала раздавать всем желающим защитить свою Великую Украинскую Родину оружие (включая тяжёлое), причём прямо на улицах Донецка с бортовых грузовиков, тогда патриоты отбились бы от всех этих неприятных Гимли и прочих Бомбуров с российских автомоек. И вы хуй чо им ответите, потому что, даже осознавая весь марсианский пиздец данного предложения, ответить здесь, по сути, нечего. Тем более, когда вам это скажут на щирой мове с мягким польтавским «ль» и возвратным суффиксом «ся» впереди речевой конструкции «ся як взвірили на нас!»

Ну и блокада в ту же кассу — как далеко можно будет зайти на уровне моделирования ситуации «а мы всё ближе друг к другу» и «там же наши соотечественники»! И вообще — насколько поможет смена бренда противника, чтобы запланированная Россией война против Украины с целью изменения статус-кво вернулась в запланированные рамки переписки Фридриха и Елизаветы «уж полно тебе, матушка, обижацца», и не вырождалась в совсем уж никому не нужную священную войну «драться до последнего кацапа».

Причем драться, что кацапы не понимают до сих пор, придётся вовсе не с Украиной, а со всем миром.

Ну и если получится на маленькой модели — то почему бы тогда не получиться тому же на большой?

После Лайки уже можно и Гагарина живьём запускать — то есть, ребрендить саму Россию, превращая её из оскаленного на весь мир медведя в добродушного олимпийского мишку. С которым можно и нужно разговаривать, и даже сахарку отвесить на ладошке. На определённых условиях естественно — но это будут уже условия не для Путина.

Путин внезапно умрёт в неизвестном направлении, потому что рулить Россией из Кремля необязательно — это можно делать хоть с борта атомной подлодки, хоть с необитаемого острова, хоть из лаунджа азбукой Морзе. Кстати, люди, которых Хуло подбирает, если посмотреть внимательнее, нужны не для того, чтобы слушаться его, когда Хуло есть, а слушаться его, когда Хуйла нет — что блистательно подтвердил эксперимент с перчаточным президентом-батарейкой Медведевым и ручной Думой.

Дело своё плешак сделал, национальным героем для своих стал, Россию с колен поднял (это вам любая архангельская бабка подтвердит, как только бельё в проруби дополощет), Крым вернул. А два раза Крым вернуть нельзя, как нельзя два раза стать первым космонавтом, пусть его другие отдают и по счетам платят — от этого Путина ещё сильнее любить будут. Так что все висты собраны, пуля закрыта, и можно прощаться. Больше он тут не нужен, как и тут не нужно ему. Власть он, конечно, любит — но сакральная война вместо сакральной корсуни — это не совсем то, что хочется человеку, откатившему валун статус-кво на правильное, по его мнению, место.

Але главный актив Хуйла — саму Россию — желательно всё-таки сберечь до кучи и оставить под косвенным управлением после ребрендинга. Потому что итогом пунической войны на уничтожение станет расчленение Мордовской Орды на улусы, которыми с орбиты уже не поуправляешь никак. Поэтому Россия должна стать хорошей и симпатишной, но, по возможности, целой. С ресурсными областями, компрадорской инфраструктурой и финансовым концентратором-распределителем в Москве. Можно даже без Крыма, парадов на Девятое мая и (о, май гад!) ядерного оружия.

Подумайте об этом. В конце-концов, байка ничуть не хуже зачисток лифтовых гномов украинскими ДРГ оснащёнными камуфлом-невидимкой или неосторожного прикуривания от РПО «Шмель» на рабочем месте.

И уж точно версия не слабее, чем «они там все сами друг друга перегрызут». Потому что кто они такие, эти «сами», вам не скажет ни одна спецслужба в мире. Бо, как мне кажется, об этом сами и «сами» не знают.

блогер Горе Луковое gorky_look

От это ты дал!

От это ты дал!

О готовности-неготовности человека иметь оружие